«««МЕЧТЫ СБЫВАЮТСЯ. ИХ ЦЕНА ВЕЛИКА И В ТОЖЕ ВРЕМЯ ТАК МАЛА»»»

Автор: Саламандра Верунька Соавтор: Сергей Чашенков «««МЕЧТЫ СБЫВАЮТСЯ. ИХ ЦЕНА ВЕЛИКА И В ТОЖЕ ВРЕМЯ ТАК МАЛА»»» ПРОЛОГ Ночь. Я проснулась от жуткого сна, лежала в постели и мысленно прокручивала недавний сон, в котором было нечто странное, необъяснимое и ужасное. Через некоторое время мне все же удалось вновь заснуть, свернувшись калачиком. В ночной тишине раздался телефонный звонок. Отец поднял трубку телефона и в полголоса сказал: - Алло. А Олеся спит. А это не может подождать до утра? Как машина уже выехала?! Ладно, хорошо. Сейчас попробую разбудить. Положив телефонную трубку, отец пошёл комнату дочери, подошёл к кровати и осторожно тронул одеяло. Я открыла глаза. - Олесь вставай, звонили из больницы. За тобой выехала машина и сейчас приедет, - трепетным голосом промолвил отец, и помог мне одеться, затем подкатил ближе к кровати «инвалидную» коляску и вышел из комнаты. ГЛАВА 1 Девушка с необычным даром С детства врачи поставили мне жестокий диагноз «Детский Церебральный Паралич», однако впадать в отчаяние и уныние мне не было никакого смысла. Моё самое любимое занятие – это сидеть у окна тихими вечерами, смотреть на улицу, изучать её прелести, просторы и мечтать. Как оказалось, для меня это совсем не сложно, а даже наоборот. Пусть мой диагноз и лишает меня всех тех радостей, которыми наслаждаются обычные люди, но для меня счастье – это то, что я желанный и любимый ребёнок в своей семье. Я никогда не унывала по этому поводу, я могла часами мечтать \ фантазировать на любую тему – эти детские наивные мечты и мысли. Любящие родители, всячески помогали и словом и советом, и так как я не могла ходить они (родители) приглашали учителей на дом. Понимание и поддержка с родительской стороны – всё это, предавало мне уверенность в себе, так, незаметно промелькнули школьные годы. По характеру и натуре я была девушка с темпераментным характером, оптимистка, мои мысли частенько уносили меня в безграничные просторы фантазий и мечтаний. На протяжении многих лет, размышляя и фантазируя на разные темы, повзрослев, я стала замечать некоторые странности, которые со мной временами происходили. Время от времени в моих мыслях появлялись сюжеты, которые были настолько яркими и чёткими, будто всё происходило наяву. Стоило мне представить конкретного человека в конкретной ситуации, как через некоторое время с этим человеком происходила та же ситуация, что была в моих введениях до мельчайших подробностей, однако большого значения я этому не придавала и считала все это простым совпадением. Так пролетал день за днём, неделя за неделей, год за годом. Я повзрослела, но та искорка оживлённости и детская вольность остались неизменными. Весна, лето, осень, зима и снова весна - времена года шли чередой: месяц за месяцем - незаметно для себя, я достигла некоторых успехов. В семье я была ни единственным ребёнком, помимо, меня у родителей было ещё четверо детей – это мои младшие сёстры и один единственный брат. Сестёр звали Оксана, Алина и Анюта, а брата - Алексей. Мы жили очень дружно, помогая, друг другу советовались друг с другом и слушали друг друга – что в наше время большая редкость. В общем, жила большая дружная семья. Оксана, Алина и Анюта частенько подходили ко мне за советом. Несмотря на то, что я «инвалид» мои советы были объективны и весьма убедительны. Порой я сама себе удивлялась, как легко мне давать советы, и это приносило мне огромную радость и чувство необходимости и важности в собственной семье и в этом мире. Однажды я лежала в постели и никак не могла заснуть, я слушала, как по стёклам стучит дождь, навевая несбыточные планы, идеи. И вдруг моя душа встрепенулась, забилась словно «птица в клетки». Я на мгновение испугалась. Доли секунды и перед моим внутренним взором возник какой-то мужской образ. Появилось довольно странное ощущение, но это был не страх, а весьма болезненное состояние, которое незримым каким-то путём передавалось мне. Мне хотелось позвать своих сестёр, чтобы разобраться, что со мной происходит, но я не могла произнести ни слова. Заснуть мне удалось лишь на рассвете. Наутро я всё рассказала матери, что со мной произошло ночью. Та сильно встревожилась, но всё-таки ей удалось успокоить меня. Я видела, что она тоже напугана, поэтому решила не развивать панику. Наступила затяжная пауза. Я видела, что мама о чём-то задумалась и спросила её тихонько: - Мам, ты знаешь, от чего у меня такие ведения? Мама ещё долго сидела на стуле, как заворожённая, потом посмотрела на меня с тревогой и ответила: - Знаю, дочка. Это тебе от прабабушки передалось. Она была знахаркой. - Как? И я теперь буду регулярно видеть всякие потусторонние вещи?! – Недоуменно воскликнула я. Мама встала из-за стола, подала мне завтрак и рассказала подробную историю о моей прабабушке, как она умела лечить людей одним прикосновением своей ладошки. ГЛАВА 2 День прошёл как обычно, я для себя учила азы медицины. Мне было интересно, как это всё функционирует внутри человека, как работают органы, как движется по сосудам кровь и так далее, ведь я мечтала стать врачом. Прошёл день, наступил вечер. Поговорив по телефону с подружкой, я включила ноутбук, хотела продолжить мою повесть, которую мечтала опубликовать, но в этот вечер мне не довелось даже открыть файл с произведением, так как в левом углу ноутбука замигало письмо. Открыв его, я увидела, что ко мне в друзья добавился молодой человек и захотел познакомиться. Меня это несколько удивило, поскольку ко мне уже давно никто не добавлялся. Обычно я сама ищу новые знакомства, а тут такая неожиданность. Я почувствовала негодование. С одной стороны хотелось отказать ему, поскольку мне сейчас не хотелось ни с кем знакомиться, а с другой стороны возник интерес к этому молодому человеку. А вдруг мы с ним подружимся? А вдруг я ему смогу чем-то помочь? Новое знакомство прошло очень легко и весело. Его звали Максим. Практически сразу я поняла, что общение с ним будет долгим, душевным и отзывчивым, поскольку он понимал меня с полуслова. Так я даже и не заметила, как наступила глубокая ночь, но ложиться спать не хотелось. Ну, что делать? Всем людям положено спать по ночам, и, как это ни обидно, мне пришлось попрощаться с моим новым знакомым до завтра и лечь в тёплую постель. Я направилась спать, но уснуть мне не удалось, поскольку опять повторилось то же самое видение. Перед моим внутренним взором снова возник образ того мужчины. На этот раз, мужчина чуть слышно простонал. Видимо, ему нужна была помощь, он мучился от боли, и я была единственным человеком, который сможет ему помочь. Я интуитивно представила, что положила, свою ладошку на его грудь и буквально через мгновение мужчина исчез. «Чудеса, да и только. - Подумала я. – Странно, кто бы это мог быть? И почему именно ко мне пришло это видение, видение мужчины?». Я укуталась в тёплое одеяло, пытаясь разгадать, кто бы это мог быть, но веки сами собой смыкались, и, так и не найдя ответа на этот мистический вопрос, я крепко заснула. Проснувшись, утром первая мысль моя была: «Это мне всё приснилось, или это было на самом деле? Интересно, кто бы это мог быть?». Не успев закончить мысль, душа забилась словно «птица в клетке» и ночные ощущения повторились. Невольно я вспомнила случай, который произошёл со мной в пятнадцать лет. Он как-то невольно врезался в память, и, по всей видимости, вовсе не случайно. А дело было так: После ухода учительницы, я сидела, делала уроки и вдруг влетает, в комнату моя средняя сестра Оксана с криком «Олесь помоги». На мой вопрос «Что случилось?» она промолчала, взялась за инвалидное кресло, в котором я сидела, и покатила меня в другую комнату. Там находился молодой парень, с которым она встречалась и частенько сидела с ним наедине в отдельной комнате, иногда даже с закрытой дверью, что вовсе не удивительно. Дело ведь молодое. Войдя в комнату, я увидела молодого человека. Он почему-то лежал поперёк кровати с закрытыми глазами. - Олесь помоги, пожалуйста, – встревоженно умоляла Оксана. - А что случилось? – Повторила я свой вопрос. - Мы сидели, разговаривали, смеялись, и вдруг он повалился, и вот. Быть может, нужно вызвать машину скорой помощи вызвать? - Конечно, вызови и не волнуйся ты так. - Уверенным голосом промолвила я, одновременно положа свою ладошку на его грудь. Моя ладонь сразу ощутила жар, это означало, что у него была невыносимая боль. Тем временем, Оксана словно остолбенела и удивлённо смотрела на всё происходящее. Заметив это, я решительно сказала: - Ты лучше вызови скорую, прождёшь её незнамо сколько. Оксана опомнилась и пошла, вызывать бригаду скорой помощи. Тем временем из моей ладошки, что лежала на груди парня, начал исходить холодок, а это означало, что молодому человеку становилась легче. Он приоткрыл глаза и немощно посмотрел на меня. Спустя некоторое время, ему стало легче. -Антон ну как ты? – Спросила Оксана, возвратившись в комнату. – Как же ты нас всех напугал… Тут в дверь позвонили, Оксана пошла, открывать, и запретила Антону вставать с постели. - Не надо скорую. – Уверенно возразил Антон, но было уже поздно, поскольку бригада врачей уже вошла в комнату. Измерив, давление молодому человеку, врач неожиданно посмотрел на него пристально и с удивлением промолвил: - Все признаки свидетельствуют о том, что у Вас, молодой человек, был микроинфаркт, но как же Вам его удалось локализовать за столь короткое время?! Что ж, сейчас Вам необходимо полежать часок-другой. Оксана проводила врачей, пришла обратно в комнату и спросила: - Олесь, Антон, а, правда, как? Оксана и Антон смотрели на меня удивлённо, словно ждали от меня ответа, но, честно сказать, я и сама-то до конца так и не поняла, как это произошло. После этого случая прошло лет десять, сейчас мне двадцать, и школу я давно окончила. Я сидела у окна в раздумьях, мысли крутились, перепрыгивали с одной на другую. «Странно всё-таки, кто бы это мог быть? Чей образ я видела? Мужчина – это понятно, но кто он, откуда? И что ему было от меня надо? Вот бы узнать,… а как? Да жизнь запутанная штука. Порой не знаешь, что ждать. Вот бы узнать все наперёд. А как? Ладно, поживём, увидим, пойду лучше в ноутбук продолжу написание моего шедевра» При этой мысли я улыбнулась и направилась в комнату, чтобы сесть за ноутбук. Включив его и проверив почту, я увидела множество писем. Это были оповещения из сообществ, в которых я состою. Так, особо ничего интересного. Вдруг замигало ещё одно письмо. Оно, оказалось, от вчерашнего собеседника Максима. Разговор вновь получился оживлённым и интересным. Мы затрагивали разного рода темы, но вдруг он задал вопрос, которого я бессознательно боялась. Он поинтересовался о том, где я работаю. В тот момент меня посетил дикий страх, поскольку я не знала, как он отреагирует на то, что на самом деле я инвалид-колясочница и то, что мой диагноз «Детский церебральный паралич», ведь в Интернете я ни афиширую, что я человек с ограниченными возможностями и пытаюсь не затрагивать эту тему. Я перевела тему разговора, но всё же мне было несколько тревожно от того, что рано или поздно мне придётся раскрыть Максиму свой главный секрет. Но как он на это отреагирует? Как будет относиться ко мне, когда всё узнает? Что будет потом? Сможем ли мы дружить дальше?? Ведь мне с ним было так хорошо и спокойно. Мне было ужасно страшно, и я не знала, как же мне преодолеть это невыносимое чувство тревоги! Вскоре разговор зашёл о городе, в каком городе кто живёт. Тут-то я и прокололась, сказав, что я живу в городе Самаре, совсем забыв о том, что у меня в статусе социальной сети стоит город Москва. А потом выяснилось, что мы не только в одном городе живём, но и на одной улице! Вот такие чудеса. Потом он предложил мне сходить с ним на прогулку. И вот тут мой страх дошёл до предельной точки. Я очень сильно испугалась и от растерянности резко выключила ноутбук, так ничего и не ответив. Прошло два дня. Я боялась включать интернет, поскольку не знала, что Максиму ответить на его предложение пойти с ним погулять. Мысли об этом не покидали меня. Я пыталась представить различные варианты развития событий, но практически каждый из них заканчивался трагично. Оксана заметила моё смятение и нервозность, и за обедом поинтересовалась тем, что со мной происходит, поскольку уже два дня я была сама не своя. Я раскрыла ей причину своего состояния, в ответ она мне сказала: - Что ты теряешься? Ну чего ты боишься? Это же не приговор, в конце концов. Ты же не одна такая в этом мире! Я уверена, что он все поймёт, и вы будете дружить дальше. Или ты собираешься врать ему? Это же нехорошо. Открой ему своё сердце, покажи ему, кто ты такая. Я больше, чем уверена, что он примет тебя такой, какая ты есть. Ну, а если я вдруг ошиблась, значит тебе такой друг и вовсе не нужен. В крайнем случае, прекратишь с ним дружбу, да и всё. А то ты так и не будешь знать, каков он на самом деле. Я не смогла отвергнуть совет сестры и твёрдо решила, на свой риск потерять дружбу с Максимом, я все же решилась раскрыть ему свою страшную тайну. Я тогда открылась ему, сказав, что я инвалид. Меня не покидало чувство страха о том, что после этого Максим перестанет со мной общаться. Я написала ему своё откровенное признание, с дрожащей рукой нажала кнопку «Отправить», а через мгновение меня посетила мысль: «Ну, все. Это конец. Зачем я это сделала? Зачем я послушала сестру? Теперь я его потеряю. Он не захочет больше со мной общаться, дружить. А ведь так здорово все начиналось. И что теперь?». Я хотела взмолиться, чтобы он не бросал, не покидал меня, чтобы все было так, как раньше, что нам интересно вместе. Но как только я сформулировала мысль и принялась писать свои оправдания и извинения, как на экране монитора показалось его сообщение: «Извини, мне надо идти». Через секунду его статус изменился на «Отключён». Внутри меня все переворачивалось кверху дном. Я не знала, как реагировать. Мне хотелось кричать, плакать, возмущаться, обвинять во всём сестру. Но я просто сидела и смотрела в монитор. Просто спокойно вглядывалась в монитор, перечитывала последние сообщения и глотала слёзы. Тут в комнату вошла сестра, пригласила меня за стол, обедать. Я поспешно закрыла переписку и отправилась за стол. Во время обеда сестра поинтересовалась тем, как прошла у меня беседа с Максимом. Я не хотела раскрывать подробностей и сказала, что все прошло хорошо. Вскоре сестре позвонил её парень, и обсуждения моей истории с Максимом удалось избежать. После обеда я вновь села за ноутбук, в надежде, что он в сети, но надежды меня обманули. Потеряв всякую надежду на продолжение дружбы с Максимом, я попыталась отвлечься своими делами, писала продолжение книги, общалась с семьёй, но в душе всё же ждала встречи с Максимом по Интернету. И какое же у меня было удивление, когда поздним вечером я получила от него сообщение. Моему восторгу не было предела! Я не ожидала от него такого, ведь далеко не каждый, узнав, что общается с инвалидом, захочет продолжать общение, тем более пригласить на прогулку. Мои опасения и страхи незаметно ушли, и я вновь окунулась в приятный диалог. И тут Максим предложил мне пойти с ним в церковь. Я вообще-то подумала, что он пошутил, и пыталась перевести все это в шутку. Однако его намерения были абсолютно серьёзными. Я настолько увлеклась его рассказами о том, как здорово находиться в церкви, что совсем забыла выяснить, когда и каким образом мы пойдём туда. На следующий день я села за ноутбук ближе к обеду. Я зашла в Интернет, чтобы проверить почту и удивилась, когда не обнаружила Максима в сети. «Странно, – подумала я. - В это время он всегда был в Интернете». Вдруг раздался звонок в дверь, а спустя пару минут голос сестры: «Подождите, сейчас позову». Сестру зовут Анюта, она вошла ко мне в комнату и удивлённым тоном сказала: - Олесь, там к тебе пришли. – Я повернула голову и, посмотрев на неё ни менее удивлённым взглядом, спросила: - Кто бы это мог быть? - Иди, посмотри - ответила Анюта. Выйдя в коридор, я увидела молодого человека, элегантно одетого в серый костюм. У него были вьющиеся волосы и большие карие глаза. Увидев меня, он улыбнулся, спросил: - Почему же Вы меня обманули, сказав, что Вы некрасивая? Это вам, – сказал он, протянув мне букет роз. – Ой, извините, забыл представиться. Я Максим мы с вами общались по Интернету. Я ждал, ждал от вас весточки, но так и не дождался. Вот на свой страх и риск решил прийти к Вам домой, в надежде, что вы мне не откажете пойти с Вами прогуляться. Я была не против с ним прогуляться, я быстро оделась, и мы вышли из квартиры. Выйдя из подъезда, Максим предложил пройтись по улице и насладиться красотой природы. Удивительно, но до этого я даже и не замечала, насколько красив мой двор. Быть может, это из-за того, что я уже долгое время не выходила на улицу? Да, нет. Вроде бы вокруг была прежняя картина, все стояло на своих местах, но выглядело это все как-то иначе, живее, осветлённые, энергичнее. Возможно, я уже совсем засиделась в своей конуре, а, быть может, это все как-то связано с тем, что рядом со мной был Максим, он катил меня на коляске впереди себя так легко и спокойно, будто уже делал это много раз. Впервые за долгие годы я почувствовала полное спокойствие и душевное умиротворение. Максим был именно тем человеком, которому можно доверять. И я точно знала, что он никогда не предаст меня. Мы гуляли просто так. Заранее не знали, куда пойдём и как долго там будем. За моим домом была чудесная аллея. Максим дружелюбно завёз меня к её началу и медленно покатил вдоль неё. Я смотрела по сторонам с восхищённым взглядом. С одной стороны играли и резвились дети, периодически заглядываясь на меня, с другой стороны ворковали голуби и второпях склёвывали рассыпанное пшено. Неподалёку показалась лавочка. Я предложила остановиться около неё и немного передохнуть. Максим согласился и подвёз меня к ней. После того, как он сел напротив меня, мы, наконец, заговорили. Поначалу мы, узнали друг друга, рассказав вкратце о себе, после чего перешли на более интересные разговоры. Оказывается Максим священнослужитель, он работает в церкви, и упоительно рассказывал мне, как там хорошо, сколько народу приходит на каждую службу и как люди обращаются к нему за советом. Он очень хотел, чтобы и я увидела все это великолепие, поэтому с оживлённой энергией пригласил меня на следующую службу. В ответ я дала, согласие и мы договорились, что каждую субботу он будет за мной заходить, и вместе будем ходить в церковь на утреннюю службу. И вот наступил день моего первого похода в церковь вместе с Максимом. И он не обманул. Мне действительно было очень легко и хорошо находиться там и наблюдать за тем, как к Максу периодически подходят люди со своими проблемами, чтобы он помолился за них. Мне было очень приятно осознавать, что Максим добрый, открытый и искренний человек, который готов приносить людям радость и совершать для них добрые дела. С момента нашего знакомства прошло уже полтора месяца, и за это время еженедельные выезды в церковь ободряли и наполняли мою душу светом и иным взглядом на жизнь. ГЛАВА 3 Июльское утро пятницы – выдалось дождливым. Сидя за компьютером, я печатала продолжение романа, временами поглядывая в окно. Перед домом стояли вековые деревья, их ветви листвой дотягивались до подоконника. Такая картина за окном радовала глаз, но мой взор отвлёк телефонный звонок. Это звонил Максим, напомнить мне, что завтра за мной зайдёт, и вместе пойдём в церковь на службу. Хоть я и прекрасно знала, что каждую субботу мы с Максимом ходим в церковь, мне было безумно приятно слышать его голос и осознавать, что он заботится обо мне, переживает и хочет подарить мне душевное умиротворение. Во время телефонного разговора, в дверь позвонили. Оксана пошла открывать. Через минуту она стояла в дверях моей комнаты с молодым человеком. Это меня насторожило, невольно я отвлеклась от разговора с Максимом, не слушая его рассказа. Через пару минут я обратилась к Максу со словами: - Максим ты ещё здесь? - Да, - ответил он. - Давай чуть позже созвонимся? Здесь сестра пришла. Только без обид. Знаешь, давай я тебе лучше перезвоню? - Виноватым голосом ответила я. -Ладно, буду ждать твоего звонка, пока. – Попрощался Максим. Я положила телефонную трубку и принялась слушать то, что мне хочет сказать Оксана. Вид у неё был довольно серьёзный, да и у молодого человека было напряжённое и деловое лицо. Одет он был в весьма элегантный костюм, что меня насторожило ещё больше, так что я сразу поняла, что тут что-то не так. - Вот Олесь познакомься, пожалуйста, это Женя, и он очень хочет с тобой поговорить о чём-то очень важном. – Она обратилась к молодому человеку. – Познакомься Жень, это та самая сестра Олеся, с которой ты так хотел познакомиться. Ну, вот моя миссия выполнена, вы здесь теперь как-нибудь сами. – С этими словами Оксана вышла из комнаты. Я с удивлением смотрела на молодого человека, который стоял напротив меня. Первое впечатление о нём складывалось, как о симпатичном весьма привлекательном молодом мужчине, который знает, как вести себя в приличном обществе. Однако сейчас он смотрел на меня напугано и виновато, подбирая слова и не зная с чего начать разговор. - Так о чём Вы хотели со мной поговорить? – Нарушив затянувшуюся паузу, спросила я. - Знаете, мне Оксана много про Вас рассказывала, в частности, про то, как Вы с лёгкостью снимаете боль, и я с Вами хотел бы поговорить вот по какому поводу. У меня друг уже месяц лежит в больнице. Прогноз врачей неутешительный. - Начал говорить Евгений, не обращая внимания, на мои гримасы. – Не могли бы Вы, Олеся, просто посмотреть его? Слушая, молодого человека у меня округлились глаза, настолько было, моё удивление ведь две ночи подряд у меня было видение ни видение. Будто мужчина, стонет и едва шевелит губами. Я будто бы понимаю, о чём он меня просит, и как только представила картинку, будто бы положила свои ладошки ему на грудь, вмиг картинка исчезла. И вот сейчас на Яву происходит то же самое. И, переведя дыхание, я переспросила: - Что? Я не ослышалась? Вы хотите, чтобы я поехала в больницу с Вами? Вы что, посмеяться надо мной захотели? Если я даже и захочу помочь, и поверьте, я очень хочу – хочу помогать. Но есть маленькая, вернее большая проблема! Я Инвалид! Вы что, не видите? Да меня и на «пушечный выстрел» не подпустят к больным! И тут произошло то, чего никто не мог ожидать. Евгений, вдруг резко встал на ноги, закрыл плотно дверь и сурово сказал: - В общем, так! Я никаких отговорок не принимаю, ясно? Да я прекрасно вижу, кто предо мной находится, Вы зря думаете, что если Вы инвалид, то Вас никуда ни пустят. У нас в России права на всех одинаковые. И вовсе не важно: есть ли у человека физические ограничения или нет. Вы такой же человек, как и я, как Ваша сестра, как и все другие люди! У Вас есть необыкновенный дар – исцелять людей. И если Вы сейчас не согласитесь помочь моему другу, я отвезу Вас в клинику насильно! Вы понимаете, что мой друг присмерти и каждая минута на счёту? Ему в любой момент может стать хуже, и он умрёт! Умрёт по Вашей вине, Олеся, из-за того, что Вы не соблаговолили поехать в клинику и хотя бы попробовать исцелить моего друга! Почему Вы такая нерешительная и бессердечная, Олеся? Внутри меня всё кипело от того, что я боялась сделать непоправимую ошибку. Я пыталась мысленно взвесить все «За» и «Против» поездки в клинику с Евгением. Ведь я мысленным взором видела, что молодой человек буквально на волоске от смерти, но что я могла сделать? Поехать с ним, чтобы быть посмешищем? Смогу ли я вообще быть полезной больному? А вдруг что-то пойдёт не так? А вдруг я допущу непоправимую ошибку, и случится нечто страшное? Кто сможет исправить мои ошибки? И я сурово ответила: - Ещё раз Вам повторяю, сударь! Я хочу помочь Вашему другу, но меня не пустят к нему. Или Вы хотите сказать, что положили его не в приличную клинику, а в какую-то будку, где он совсем один, без присмотра, без наблюдения врачей? Я уверена, что за ним смотрят высококвалифицированные врачи. И нечего тут меня запугивать! Я Вам не девочка на побегушках – куда сказали, туда и пошла. У меня есть своё мнение, и я его не изменю. Если Вас не устраивает та клиника, в которой лежит Ваш друг, переведите его в другую – более благоустроенную, с хорошими врачами. Сейчас на дворе 21-й век. Я уверена, что Ваш друг поправится и без моей помощи. Допустим, я и соглашусь поехать с Вами. Но как? Ответьте, как Вы себе это представляете? Я в инвалидном кресле стою около его кровати – это поменьше мере бред! Ни дай Бог, ещё задену провода, тогда вообще крышка. В это время в комнату снова зашла Оксана, услышав мои возмущения, от которых аж стены дрожали. Женя и я замолчали, но лишь на мгновение. Разговор продолжился уже вместе с Оксаной. Я поинтересовалась у сестры: - Оксан ты наверняка знала, на какую тему будет разговор, правда? - Да, Олесь, я знала и всячески Женю отговаривала, - виновато сказала она. - Говорила, что из этой его затеи ничего не получится. Но он упёртый и мне не верил. Ну что, Жень, я же тебе говорила, что из твоей идеи ничего ни получится. – Обратилась она к другу. - Оксан, ты лучше иди, поговори с родителями о том, что Олеся едет с нами. -Решительным и деловым тоном сказал Евгений и, присев на корточки напротив меня, тихим и виноватым тоном произнёс. - Извините, Олеся за резкость. Такая резкость разговора, она нужна лишь как психотерапия, как электрошок, после чего становится ясно, преодолеет человек свой страх или нет. Вот я на Вас сейчас смотрю и вижу перед собой девушку, в Вас, Олеся Валерьевна, очень мощный потенциал. Но Вы боитесь открыться, боитесь, что у Вас ничего не получится, и над Вами будут смеяться. Отбросьте свой страх, ведь в жизни надо пробовать всё: и взлетать, и падать, уметь ошибаться и видеть свои ошибки, чтобы затем их исправлять. А теперь извините за мою настойчивость. - Деловым тоном продолжил он, вставая с корточек. - Пожалуйста, я Вас очень прошу, давайте съездим в больницу? Вы просто посмотрите друга, и я отвезу Вас обратно домой. - Вы понимаете, что это абсурд? Меня к больным и близко не подпустят… - С возмущением пыталась объяснить я ему. Моя душа скулила и плача рвалась прочь из этого тело, тело инвалида. - С врачами я как-нибудь, договорюсь. – Твердил Евгений, при этом его взгляд был похож на мальчика, которому мама не хотела покупать игрушку.- Поехали. Я поняла, что мне бесполезно спорить и отстаивать своё мнение. Я согласилась поехать в клинику только из-за того, что мне ужасно хотелось помочь хорошему человеку избавиться от мучительной боли. Пускай меня, и выгонят из больницы, не дав даже взглянуть на больного, но в этом смогу убедится не только я, но и Женя с Оксаной. Будь, что будет… ГЛАВА 4 В машине по дороге в больницу Оксана и я сидели на заднем сидении, разговаривали. - Оксан ты меня удивила. - Тихо произнесла я, чтобы не слышал Женя. - Чем же я тебя так удивила? – Удивлённо спросила Оксана, взглянув на меня. - Сказать честно – что ты кому-нибудь расскажешь обо мне, а тем более о том, что я умею лечить, не прибегая к лекарствам - это просто удивительно. Ты совершила очень смелый поступок и даже не побоялась того, как я на это отреагирую. Я тобой горжусь. Какая же ты молодец. Не побоялась привести молодого человека, и познакомить его со мной – инвалидом в коляске. - Произнесла я и отвернулась к окошку, чтобы Оксана не заметила моих слёз. - Ну, сестрёнка, ну перестать говорить чепуху. Для меня ты обычный и умный человек – Ласково в полголоса произнесла Оксана при этом, сжав мою руку в своей руке, добавила, - а помнишь, когда я училась в школе, мама была на работе в тот момент, когда я, вернее мы, я и Женька, пришли домой. Эх, я тогда здорово струхнула, когда Женьке плохо стало. Ладно, ты не растерялась и своей ладошкой вылечила его. Потом он частенько вспоминал этот случай с удивлением. А знаешь, кем он стал? Попробуй догадаться, – с игривой интонацией спросила Оксана. - Ну не знаю. Хотя, стой! Скорей всего, он стал бизнесменом, хотя…. Не знаю, я ведь его видела всего один раз. Ты ведь тогда пацанов меняла, как перчатки. Тем временем машина, в которой мы ехали, уже подъехала к крыльцу больницы. - Девушки, ну вот мы и приехали – сообщил Женя, потом обернулся и спросил у Оксаны - Оксан ты с нами? На слова Жени Оксана поморщилась и сказала: - Я пойду лучше по своим делам, а вы как освободитесь, позвоните мне на мобильник. - Что ж, тогда Олеся мы пошли вдвоём. – Улыбаясь, ласково произнёс он. Потом он вылез из машины и достал из багажника инвалидное кресло. Подкатив его ко мне, он величаво произнёс в мой адрес: «Прошу садиться, милая леди». Я улыбнулась, пересела в своё кресло, после чего мы отправились к другу Жени. Женя шёл по коридору больницы быстрым шагом, везя перед собой меня. Реанимационное отделение – сюда редко пускают родственников больных. Но, почему то Женя беспрепятственно шёл по этому коридору. Мне показалось всё это весьма странным. Странность заключалась в том, что, приближаясь к медперсоналу, многие обращались к нему по имени отчеству, как будто очень хорошо его знали. К тому же некоторые из медперсонала задавали ему различные вопросы, на которые он очень точно, корректно и профессионально отвечал. Это меня ещё больше удивило. Я не знала, что и думать, ведь если бы он был простой ухаживающий, медперсонал бы не обращался к нему с вопросами, а тут каждая встреча на пути в палату к больному сопровождалась профессиональными высказываниями по конкретному вопросу. В общем, у меня одни вопросы, а ответов нет. Палата, в которой лежал друг Жени, находилась в самом конце коридора, а после неё был кабинет главврача. Открыв дверь палаты, Женя вкатил меня вовнутрь и задорно произнёс: - Здрасьте всем! Не ждали вы нас сегодня? В палате стояло четыре кровати: две на одной стороне и две на другой. Возле каждой кровати стоял медицинский препарат для искусственного дыхания. Евгений, подкатив меня к кровати, стоявшей у окна, сам подошёл ближе к изголовью больного и в полголоса произнёс: - Привет, Вадим. Ну, как ты тут? Я привёз к тебе гостью. Надеюсь, вернее сказать, я уверен, что она тебе поможет. Она делает чудеса. Я сам это видел. После этих слов он аккуратно промокнул марочкой испарину на лице друга. Но молодой человек никак ни отреагировал на его слова. Женя посмотрел показатели на мониторе, показатели были весьма неутешительными. Не переставая разговаривать с Вадимом, Женя отошёл немного в сторону, тем самым освободил проход, чтобы инвалидная коляска беспрепятственно могла подъехать ближе к кровати. Я подкатилась на инвалидной коляске и встала напротив кровати. Передо мной на койке лежал обессилевший молодой человек. Голова и грудная клетка у него были забинтованы, он был подключён к медицинскому аппарату для искусственного дыхания, впрочем, как и все больные в этой палате. Подняв свою ладошку над его головой, она мгновенно стала горячей – это означало, что у молодого человека невыносимая головная боль такая же боль исходила и от грудной клетки. Ладошка словно зависла над грудной клеткой, ведь именно в области сердца исходил жар. Я ощутила, невыносимую боль, эта боль исходила от головы и от тела молодого человека – моя ладошка стала горячей, это значит, что молодому человеку настолько было плохо – просто жуть. Соприкасаясь с болью, тепло моей ладони словно вбирала боль, отдавая взамен исцеление. Правда для меня самой остаётся загадкой, как такое вообще может быть, но результат на лицо. Я чувствовала, как молодому человеку становилось с каждой минутой легче, Прошло немного времени и из моей ладошки начал исходить холодок – это означало, что Вадиму становилось легче, и боль отступала. Это свидетельствовало о том, что боль постепенно проходит. Прошло совсем немного времени и показатели на мониторе начали стремительно расти вверх, Через некоторое время Вадим зашевелился и открыл глаза. Впервые за эти долгие дни он пришёл в себя, правда взгляд у него был мутным и усталым. Он с трудом смог разглядеть Женю, и хотел что-то сказать, но трубка для искусственного дыхания ему мешала. -Тише, тише, какой резвый. – Улыбаясь, произнёс Женя. - Тебе нельзя делать резких движений, и тем более разговаривать, вот трубку, которая помогает тебе дышать, вынем, Тем временем дверь палаты открылась и в неё вошла медсестра. Увидев нас, она поздоровалась, затем удивлённо и брезгливо, спросила: - Евгений Анатольевич, почему Вы ещё здесь? Ваша смена ведь уже началась. И почему посторонние в палате, и тем более на инвалидном кресле? Возле тяжёлого больного? А если она что-нибудь заденет? Вон одни провода везде! Выслушав её, Евгений обратился к ней по имени отчеству и с гордостью произнёс: - Нина Васильевна, познакомьтесь, пожалуйста. Эту девушку зовут Олеся Валерьевна. И не смотрите, что она в инвалидном кресле. Вы только взгляните на показания приборов. Это все её работа. – И подойдя ко мне ближе, Женя ласково посмотрел на меня и продолжил.- Видите, Вы Олеся, напрасно переживали, опасаясь, что у Вас ничего не получится. Результат виден на лицо – да ещё, какой результат! Просто диву даёшься. Даже не стоит смотреть на мед. прибор, достаточно посмотреть, как спит Вадим. Он даже открывал глаза! Вы просто «волшебница». И поверьте мне, я очень рад, что смог переубедить Вас в том, что инвалидность - это во все не конец. Я очень рад. Ой, извините, я забыл представить вам Олеся Валерьевна эту строгую женщину, её зовут, величают Нина Васильевна. И поверьте, она не такая строгая, как кажется на первый взгляд. Знаете, для меня будет большая честь видеть Вас в этом отделении как можно чаще. Я улыбнулась медсестре, а та в свою очередь хоть и нехотя, но все же ответила мне улыбкой. Воцарилась минута молчания, которую прервал Вадим. Он вновь открыл глаза, и взгляд его был беспокойным. В это время дверь палаты открылась и вошла ещё одна медсестра и врач. В руках у медсестры был пузырь с инъекцией, время пришло ставить Вадиму очередную систему, а поскольку больной был тяжёлым, врач тоже обязан присутствовать, тем более лекарство, которое вводили в вену тяжело больным, в данном случае Вадиму, считалось наркотическим, и необходимо было присутствия врача. Медсестра подошла к Вадиму, чтобы сделать систему. В этот момент Женя иронично заявил: - Боюсь, сейчас это уже лишнее. Медсестра удивлённо посмотрела на него, ухмыльнулась и приготовилась делать систему Вадиму. Невольно её взгляд упал на показания прибора. Не понимая, как такое возможно, она на некоторое время впала в ступор. В этот момент врач, который зашёл вместе с ней, обратился к Жене со словами: - Евгений Анатольевич, а Вы, почему не на рабочем месте? Что здесь вообще происходит? Почему посторонние в палате? Извольте объяснить! Не дожидаясь ответа, он гордым шагом подошёл к кровати, где лежал Вадим, для того, чтобы его проследить состояние после введённого лекарства. - Ну, как себя чувствует наш пациент? - Смотрите Иван Петрович, показатели прибора показывают лишь, незначительное изменение артериального давления. Так, как, будем делать инъекцию, или может, подождём немного?- Спросила она и тут же воскликнула - смотрите, смотрите, ведь на глазах давление снижается! Иван Петрович сам посмотрел показатели на мед. приборе и не поверил своим глазам: -Этого просто не может быть! Как? Как? Как Вы это сделали? – Растерянно спросил он, снова и снова смотря на мед. прибор через очки и без них. - Как? Как это возможно? Ведь буквально два часа назад я подходил к нему, смотрел показатели, и, показатели были плачевными, Жень ну ты же тоже видел, утром, перед тем как куда-то уехать? А сейчас не может быть! Такого быть не может! Нет, Вы только посмотрите, все показатели в норме! Как? Как? Ну как, такое можно назвать, не иначе как чудо, великое чудо, а позвольте, узнать у автора этого чуда имя есть? Кто он? Где он? Я надеюсь, Вы его не упустили? Телефон контакта взяли? Как? Как это вообще может быть? Он сел на стул, откинувшись на его спинку. Спустя минуту, он осмотрел помещение и его взгляд
Автор: vau43 09.07.14 11:51
1 0      0

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи.


Для того, чтобы опубликовать стихи, рассказы или другие произведения, воспользуйтесь специальной формой.