18. ИСЧЕЗАЮЩИЙ МИГ СОВРЕМЕННОСТИ

ИСЧЕЗАЮЩИЙ МИГ СОВРЕМЕННОСТИ Глава восемнадцатая. Уход из леса и новые друзья Возле речки двое ребят пошли берегом по течению, двое против течения. Остальные на сухом месте расположились лагерем. Нужно было найти и занять на время лодку для переправки на другой берег Гунари и Янко. Примерно через полтора часа к берегу причалили с двух сторон две лодки. Одна была очень мелкая и хлюпкая, зато вторая показалось Янко целым кораблём. Кораблей, он правда, еще не видел, но воображал по скудным рассказам взрослых, и, может быть, осталась генная память, что иногда передается цепочкой по поколениям. Как знать?! Но если первую маленькую лодку привели двое ребят, то на второй большой, сидел еще бородатый седой как лунь мужчина крепкого телосложения, с приятной улыбкой затаившейся где-то в усах, что прикрывали его губы. Он встал, показывая свой огромный рост и отчаянную удаль, что выражалась в каждом его движении. – Не волнуйтесь! – сказал он высоким баритоном, что никак не соответствовал его удалой фигуре, но зато располагающей к собственной особе. – Мы с ребятами договорились – я переправлю кого нужно на противоположный берег, а вы мне поможете вытянуть из реки сети. Там полно рыбы и мне одному не справиться. – А что делать тогда с другой лодкой? – Спросил Тарасик. – Да бросим её здесь. Я хозяина этой лодки знаю. Она уже, как и сам хозяин, отслужила свой век. – Не хорошо как-то, мы брали со стопроцентной отдачей, хоть хозяина и не видели, но обещали сами себе – продолжил Тарасик. – Ну, если заговорила совесть, то отведёте её на место. Значит вы правильные хлопцы! – Вначале мы переправимся все вместе, а потом разберемся кто куда – заметил Гунари. – Хорошо! Меня Марком зовут – дед Марк! Я здесь всех знаю и меня здесь все знают. – А не знаете ли вы, дед Марк, кто в этих местах охотился на волков, чтоб продавать их шкуры – спросил один пацан из компании Тарасика. – Как не знать?! – Знаю. А зачем это тебе? – Так, ходят слухи … – Хорошие слухи … или так себе? – Разные слухи … – В том-то и дело что разные, и все слухи верные. Жили здесь, да и сейчас наверное где-то живут два висельника. Они охотились на волка, пока одного из них волки чуть не задрали. Слава Богу он остался жив, но лишился одного глаза. А были славные ребята, ни в чём никому не отказывали. Стоит только попросить – и сделают. И не жадные, если что, то последнюю рубашку отдадут. Ну – это так говорится. Когда кости срослись и глаз зарос бельмом, они помыкались, помыкались и вышли с ружьем и кистенём на большую дорогу. Переквалифицировались! Года через два попались и присудили им два столба с перекладиной. Но, то ли веревки были гнилые, то ли они сговорились с палачом, но на виселице их никто не видел. Считай, что уже года три они о себе не дают знать, то ли ушли на дно, как говориться, то ли где-то перекладина и веревка более крепкая. Ладно, давайте о деле. Кого перевозить? За плату я, считай, с вами договорился. – Перевозить, дед, будем всех, а на том берегу разберемся. – заметил Тарасик. – Ладно … не доверяете? Так и быть! Но, на мою посудину вы все не поместитесь. Придется задействовать еще и ту покалеченную лоханку. – И он глазами показал на вторую утлененькую лодчонку. Расселись так: Гунари, Янко и четыре человека из компании Тарасика сели к деду, а Тарасик и два его друга сели в лодочку поменьше. – Отдать швартовые! – скомандовал дед и оттолкнулся жердиной от берега. Лодочка зашаталась и плавно поплыла по воде. Дед сел на корму и взял в руки весла.– – Эх, если бы у нас было время, и вы пришли бы ко мне в гости на чай, я бы такие истории рассказал вам. И старуха была бы рада. Внуков мы не приобрели, да так и маемся … – Зачем тогда столько рыбы – спросил Гунари. – Как зачем? – Хутор наш дворов двадцать пять наберется, а рыбак я один … рыбку то все любят. – И вы ее продаете? – Зачем продавать … деньги тогда куда денешь? – Не нужны деньги. У нас всё своё. – Коряга! – крикнул один из пацанов. Но было уже поздно. Она ударилась о левый борт и пробила обшивку как раз на ватерлинии. В лодку начала пребывать вода, когда она была на середине реки. – Ну ка все пересели на правый борт! – скомандовал дед. Двое ребят перебрались на правый борт и сели между сидениями на корточки. Положение исправилось, но не на много. Левый борт поднялся, а правый просел до самой кромки воды и грозил зачерпнуть критическую порцию. Бедственное положение заметил второй экипаж и Тарасик нажал на весла. Минуты через три он был уже у правого борта терпящих бедствие. Один из пацанов схватил руками за борт и вплотную подтянул к своей лодке. Получилось что-то вроде абордажа. – Передавайте сюда Янко! – Крикнул Тарасик. Янко передали и еще один из ребят Тарасика пересел в маленькую лодку. Она погрузилась в воду чуть ли не до кромки фальшборта. Вот-вот зачерпнет фальшбортом воду. Дед приказал одному парню вычёрпывать ведерком воду, а сам залез под сиденье на корме и достал сумку с инструментом. Он оторвал доску от среднего сиденья, и заделал пробоину. Щели законопатил имеющейся на борту паклей. Вода чуть сочилась, но опасность миновала. Ребята опять перебрались на большую лодку. Таким образом они переправились на другой берег, но лодки подошли только к мелководью заросшему осокой и отряду пришлось добираться до настоящей суши вброд – благо было лето и вода теплая. Мурадо самостоятельно решил, что масса его тела будет критическая для любой лодки и перебирался вплавь. После небольшого привала отряд разделился на два лагеря. В первом и основном – это Янко, его покровитель Гунари и те, что решили их сопровождать до самого монастыря – два Николая из компании Петрусика. Остальные ребята и сам Петрусик вернулись с дедом Марком на противоположный, родной берег. – Куда теперь вы путь держите? – спросил дед Марк-- и что вас гонит из насиженных мест? – Места нами не насиженные и почти незнакомые. А добираться мы будем до женского монастыря за тремя Пригорках, там Янко ждут родители. – Странно! Почему они ждут, а не путешествуют со своим отпрыском? – Я доподлинно историю не знаю, почему так случилось, а если бы даже знал, то я не могу рассказывать тем, намерений кого я не ведаю. – Здесь ты прав. Но, и я буду прав если малыша заберу к себе под свое покровительство, пока не приедут за ним родители. До Трёх Пригорков верст сто пятьдесят с гаком. Вы что смеётесь тащить его в такую даль?! Вы втроём доберётесь, чтоб сообщить его родителям где Янко, а его я забираю себе. Точка! – – Я вижу вы честный человек – отпарировал Гунари – но я не уверен, что вашего покровительства достаточно, чтобы сохранить Янко. Я приоткрою маленькую завесу – Янко не простой мальчик и за ним охотятся. Больше я ничего не скажу. Мы будем добираться обыкновенными попрошайками. – Дед Марк вспылил – – Это что, покровительства не хватит старому морскому волку? Да я ещё любому шеи скручу! Пусть кто попробует! – Дед Марк – сказал Гунари – если вам хочется принять участия в судьбе Янко, то может и вы с нами пойдете. Петрусик зайдет к вашей старухе и сообщить, что вы решили вспомнить давние походы и решили попутешествовать, а рыба, что в сетях – не пропадет! – Еще чего не бывало! Что я забыл в Трёх Пригорках?! Я забираю Янко! Но здесь запротестовали все ребята и на их сторону, (а как же иначе?), встал Мурадо! Он почувствовал общее настроение, чуть оскалился и еле слышно зарычал. Хотя Дед Марк и прикинул, что мог бы сразиться с этими сопляками и даже урезонить собаку, но именно потому, что они против него сопляки, не стал этого делать. Он помолчал минуты две, махнул рукой и сказал – – Ребята, я с вами. Но пеши мы не пойдем. Здесь верст за семь есть хутор, а в нем живет мой старый сослуживец. Тоже морской волк! Я возьму у него лошадь и повозку, тогда мы за два дня будем на месте. Да оно и веселей, и безопасней! Ждите меня здесь! – И дед Марк ушел. Мальчики посовещались и решили, на всякий случай, Янко и его компанию спрятать между зарослями вербы и лозы, что изобиловала на берегу, а остальным ждать. Вдруг дед Марк приведет ненужных людей. Так и случилось. Подъезжала двух-конная подвода, на ней сидел дед Марк, а другой такой же крепко сбитый старик управлял лошадьми. Мало того за ними ехали еще два верховые старца, но крепко держащие в своих руках конную узду. Дед Марк, по молодецки соскочил с повозки и спросил – – А где они? – Как где? Они ожидать не стали, не хотели без нужды беспокоить ваши старые кости. Ушли вслед за вами. – сказал Петрусик. Его пробирала дрожь, но он старался не выдать себя. – «Какой же подлец – дед Марк!» – думал про себя. – Как же так?! Я собрал весь хутор! На повозке – это мой старый друг и сослуживец дед Марьян. – – Да, мы в молодости славно побегали, даже женились одновременно – по молодецки сказал управляющий лошадьми. – Уймись гнедая, а то кнута получишь! – это обращение уже было к коню. На самом деле гнедая лошадь норовила укусить белую за холку, а та мотала головой. Марьян хотел еще, что-то добавить, но дед Марк уже показывал на другого седока с белым жеребцом. Жеребцу не хотелось стоять на месте и он крутился как юла, закусывая удила и фыркая носом. Видно было, что жеребец долго стоял и ему хотелось порезвиться. На нем молодецки сидел тучный мужчина с с пушистыми усами. – А это кум Марьяна. Считай они уже двадцать лет с гаком кумовья. Друзья не разлей-вода! Хоть на рыбалку, хоть на охоту – всегда вместе. А уж на счет выпить, так это только дай! Но всегда в меру! Всегда в меру. Дед Трофим его зовут. Дед Трофим пригладил усы и пробасил – – Ты лучше расскажи про моего крестника! Там такой молодец! Ему уже за двадцать, а он никак не женится. Говорит. «Нет в нашем хуторе для меня невесты, в город поеду!». Какой там город! За ним две девахи страдают! Одна, между прочим моя крестница! Там такая девка, что я думаю: «Где мои тридцать лет?»! – И он смачно и гулко засмеялся! – Да успокойся анафема – крикнул он на жеребца, и уже к ребятам – сейчас отпусти узду, то только пыль из под копыт полетит! Славный конь – ха-ха-ха! – И это «ха-ха-ха» долетело до рощи, где прятался Янко и Гунари, и вернулось таким же раскатистым эхом. Дед Марк переждал пока закончиться монолог деда Трофима и показал на верхового на кауром жеребце с белым пятном на лбу. – А это дед Николай, он кум деда Трофима – и обращаясь к погонщику лошадей на возе – Марьян, а кем же тебе доводится Николай, если он кум Трофима, а Трофим кум тебе? – Ну кем, кем?! – ответил Марьян – свояк наверно, или тоже кум... – не все равно с кем водку пить! Это моя баба знает, при случае обратись к ней, если интересно. Дед Николай сидел по молодецкому в седле весь седой, с бородой окладистой. На голове чёрная папаха. рубашка холщовая расстёгнутая, показывала густой лес волос на груди, такой же седой, как и на голове. А подпоясан он был патронташем с патронами и за спиной наперевес торчала двухстволка. Такой грозный вид совсем не вязался с его мягким тенором. – Марк, – сказал он – Любое дело начинают с хорошей закуски и с умеренной выпивки. Давай спешимся под тем леском, разожжём костер, поедим что Бог послал, и гляди к вечеру перезнакомимся со всеми ребятами, узнаем куда и зачем их черт гонит а уже утром, с новыми силами, как говорит наш Иисус Христос и отправимся в путь. Кого здесь провожать к монастырю? А, впрочем, какая разница кого – дорога к монастырю дело святое. – и обращаясь к своему куму – Трофим, ты же помнишь, как я подарил монастырю десять бочонок самодельного вина, только за то, что отелилась моя бурёнка? – Ну когда это было? – ответил дед Трофим – И не десять, а пять, говорила твоя Гапка, и не этому, а мужскому монастырю, и ты же с монахами его и выпил! – Ты слушай мою Гапку! Ты же помнишь как я поймал восемь лещей? Ты сам считал, а Гапка всем рассказывала, что только два и что я на восемь не способен! – И он опять громко рассмеялся. – Эти бабы всегда мужика к ногтю стараются прижать. Спасибо Марку вырвал сегодня меня из их клещей. Ну, ты, Марк, молодец такое наплёл, на счет волков. – Да подожди ты! – в сердцах сказал дед Марк. – Здесь дело не чистое и сложное. – Потом к Петрусику – А вы ребята не простые и правильно сделали, что подошли с осторожностью. Где ребята? Зови их сюда! Ты же видишь, что все друзья и кумовья. Доедем с эскортом. – Петрусик поверил. Да и нельзя было не верить таким покладистым старикам, жаждущих в конце своей жизни еще хоть немного приключений. Позвали остальных ребят с Янко и с Мурадо. Пес был спокойным. Его спокойствие успокоило всех. Мурадо был очень чувствителен и предвидел любые неприятности. Он улавливал внутреннее настроение присутствующих. – О, а здесь и собачка! Вы ребята отдайте мне её на неделю и я её так выдрессирую, что она даже без вашей просьбы будет приносить вам по зайцу ежедневно! – и он спешился. – Ну подойди ко мне, мой хороший, я тебя по холке потреплю. – Это он к собаке. И правда, Мурадо подошел к деду Николаю и лизнул ему руку. Каурый же жеребец с белым пятном, посмотрел бегло на собаку и безразлично отвернулся, дескать – «видели мы таких! – моё копыто, не чета твоим зубам!». Когда все расположились бивуаком между трёх раскидистых дубов, все перезнакомились и узнали, что в монастырь отправляются только Янко и Мурадо, а двое их лишь провожают, деды запротестовали. Больше всех протестовал дед Трофим и убеждал своим басом. – Это правда – говорил он – Пусть Петрусик отправляется в деревню, всех успокоит, в том числе и бабу деда Марка, а остальные ребята пойдут с нами, так сказать, крестным ходом. Я убеждён, что недели за две мы преодолеем каких-то сто пятьдесят верст, а то что будет очень весело – я гарантирую. И ни один волос ни из кого не упадет. – И он показал на патронташ деда Николая. Мурадо усомнился, и сказал, что может они пойдут сами, как нищие, чтоб ни у кого не вызвать никаких подозрений. Но дед Николай запротестовал и уверял, что все будет в лучшем виде. Тем более, что дед Трофим хорошо знаком из игуменьей монастыря, и он там может замолвить словечко. А стены монастыря в мирное время самая надёжная крепость. Так и порешили, потому что дед Трофим с игуменьей монастыря был знаком до её пострига. Тот ещё дед! Правда он тогда дедом не был, а служил в конном отряде младшим офицером и носил настоящие гусарские усы. Дед Марк предложил взять трёх ребят и вернуться на речку за уловом рыбы. – Нужно освободить сети – сказал он. – Сети растянем на просушку, а улов заберем, ведь он нам, ой, как пригодится! Одновременно и переправим Тарасика на его родной берег. За три, четыре часа мы управимся. Пока вы здесь обживетесь, стреножите лошадей, наберете валежника для костра, мы уже и вернемся. – И правда. Только солнце непродолжительное время покрасовалось в своём зените и начало катиться по небосводу вниз, поближе к своему ночлегу, вдали, на берегу реки, показалась группа приближающихся людей. Дед Коля прикрыл ладонью глаза от солнца, посмотрел в сторону приближающихся и сказал – – Кажется Марк с ребятами, но с ним еще два каких-то мужика! На всякий случай загоню в двустволку два патрона со свинцовой начинкой! – и подмигнул Гунари. Тот доверительно заулыбался. На самом деле это был дед Марк и еще двое мужиков, тащившие увесистый узел, схватив его за свободные концы. Когда они подошли ближе ребята очень удивились. Двое мужиков, что несли сейчас улов деда Марка и были те висельники, которых связали ребята. Конечно свободными руками они развязали узлы на ногах, поискали часа два свои вещички, думая, что ребята их закопали. Но, вблизи они не нашли следов свежего грунта и пришли на берег реки, чтоб переправиться на другой берег. Здесь они и встретились с дедом Марком. Дед Марк отпустил Петрусика, похлопал висельников по плечу, попросил их вытащить улов рыбы, а с ребятами, с его, деда Марка помощью, они договорятся. Остальные деды тоже знали висельников, кто по наслышке, а кто и по особым делам, и личным, не очень приятным встречам. Особенно на них косился дед Трофим, да и они тоже исподлобья поглядывали на деда Трофима. Видимо кто-то кому-то в какое-то время залил под шкуру горячего сала, и оно прожигает душу до сих пор. Наверно, чтоб скорее разрядить обстановку, коротышка с перевязанным глазом не выдержал, первый подошел к деду Трофиму и прохрипел – – Ты на нас, мужик, не обижайся, у нас было такое обстоятельство, что, или сдаться полиции, и трепыхаться на перекладине, или отобрать у тебя коня и унести ноги! А ты как бы поступил на нашем месте? – То-то! – И он поправил глазную повязку, зачем-то снял и обратно одел шляпу и, на всякий случай, отошёл подальше. – Я на твоём месте никогда не был и не буду, антихрист одноглазый! Ты скажи когда коня мне вернёшь? Есть Бог на небе и он свёл нас! – В разговор вмешался его высокий подельник. – – Мужик, мужик, не парься! Хоть сегодня мы вернём стоимость за твоего коня. Есть у нас кое что, там золотишко и еще кое что. Только вот эти молодые джентльмены, завладели им и припрятали на хранение до особого случая. Видит Бог, такой случай настал! Скажите им, пусть покажут то сакральное место и мы тут же с тобой рассчитаемся. Дадим еще и неустойку. – Дед Трофим так рассмеялся своим громовым басом, что аж ближний камыш зашатался. – Так вы что, пацаны, ограбили грабителей?! Вот так штука! – И он вопросительно посмотрел на Гунари. – Выходить, что так! – ответил Гунари. – Только мы не грабили, а припрятали их пожитки, за то, что они грозили нам расправой. Если бы не Мурадо, то за одного, а то и за троих нужно было бы уже пирожки есть. – Дед Трофим вопросительно посмотрел на длинного. В его взгляде таилась угроза. Длинный скороговоркой выпалил – – Мы хотели только попугать, чтобы они ушли из нашего насиженного места. – Вмешался дед Николай – – Ладно, постепенно разберёмся! – И обратился к Гунари – им тайник не раскрывать, а будем ехать обратно покажете то место деду Трофиму, как на его законный трофей. – И к висельникам – вы пока потрошите и запекайте рыбу. Небось и сами есть хотите. – Как же мы без ружей? – спросил коротышка – это же наш рабочий инструмент! – Придётся вам переквалифицироваться. – Заметил дед Марк. – А чтоб на первых парах до переквалификации не умереть с голоду – поедете с нами в монастырь. Там исповедаетесь и может Бог простит ваши грехи и направит на путь истинный. На этих словах подельники, как-бы и успокоились. То ли надеясь, что Бог им и на самом деле простит былые грехи, чтоб с чистой душой браться за новые. То ли потому, что несколько дней можно было не беспокоиться за пропитание, а по ходу дела они что нибудь, да продумают.
3   1  

Комментарии:

Олежка   11.12.21 22:50
Интересная история...

Пожалуйста, убедитесь, что комментарий не нарушает правила сайта

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи.


Для того, чтобы опубликовать стихи, воспользуйтесь специальной формой.